Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 Расписание       тренингов 

   осень   2017 

 ____________________     

        10.10 в 21-00 

вебинар  Нейрографика с Татьяной Лобановой

«Если в детстве  

 не долюбили?          

                  Исправляем!»

подробности в ФБ и ВК   ____________________

      12.10  в  20-00   вебинар  Нейрографика. Курс «Пользователь» 2 часть

подробности в ФБ и ВК _________________    

      13.10 - 15.10  

 курс для психологов и

         не только «Психосоматика и телесные практики»,    

   1 часть, Москва

___________________

     16-17.10, вечер

"Быстрая живопись с Т. Лобановой" экспресс-метод обучения для    

   всех,  1 ступень

        Москва

   __________________ 

     19.10 в 20-00 

 вебинар  вебинар  Нейрографика. Курс «Пользователь»

подробности в ФБ и ВК

___________________

     26.10 в 20-00 

вебинар  Нейрографика. Курс «Пользователь»

          4 часть

подробности в ФБ и ВК ___________________

           27.10              

мастер-класс на форуме внутренних тренеров,

            С-Пб

___________________

          3.11 - 5.11      

курс для психологов и не только «Психосоматика и телесные практики»,

   2  часть, Москва

___________________

       6-7.11 вечер

 "Быстрая живопись с Т. Лобановой" экспресс-метод обучения для всех        2 ступень

        Москва

 __________________

   9.11 в  19-00

открытый вебинар   

"Кризис - это не тупик" Нейрографика  

___________________

      10.11 -12.11   

курс для психологов и не только «Психосоматика и телесные практики»,

     1 часть, С-Пб

___________________

      14.11  в 19-00

 Мастер-класс по быстрой живописи

   "Наши цветы" СПб

___________________

     18.11 в 19-00

Вебинар платный

"Психосоматика. Игры психики с телом". Нейрографика  

___________________

          24-26.11

  Инструкторский курс

"Быстрая живопись с

Т. Лобановой" экспресс-метод обучения для всех, 1 часть

         Москва

 ___________________

      25-26.11 (18-22.00)

Тренинг "Зеркало для героя"       

         Москва

 __________________

 1.12 - 3.12      

курс для психологов и не только «Психосоматика и телесные практики»,

    2 часть, С-Пб

____________________ 

          8-10.12

инструкторский курс 

"Быстрая живопись с

Т. Лобановой" экспресс-метод обучения для всех,  2 часть

         Москва

   __________________

    12 декабря в 19.00

мастер-класс по живописи "Новогодние подарки" 

            С-Пб

   ________________

      5 января, 11-18.00

 Быстрая живопись

начальный уровень

           С-Пб

   ________________

 Запись и подробности

в С-ПБ, Екатерина

по тел. +79219441051 

в Москве  Евгения evgeniastakhova@

gmail.com

 

 

 

   

НОВОСТИ

 

  

 


3-5 февраля 2017  выпуск специалистов программы для психологов и не только  "Психосоматика и телесная психотерапия

       в     С-Пб!!!!


Бесплатные вебинары по нейрографике  

 7  и 14 сентября 2017

 _____________________

Первый Инструкторский курс по нейрографике, Зеленогорск, июль 2016 состоялся и прошел с невероятным успехом!

_____________________

Добавлены материалы в раздел "Галерея"

Мои статьи

____________________

 

 google-site-verification: google333d1ba52d0d8a33.html 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Арт-терапевтическая работа в районах военных межэтнических конфликтов Северного Кавказа

 Опубликовано в сборнике статей «Арт-терапия. Практика и исследования», Спб., изд-во «Соларт», 2003

 

Прежде чем обсуждать особенности арт-терапевтической работы в кризисных центрах и психоневрологических диспансерах в районах, где люди являлись участниками и свидетелями массовых вооруженных конфликтов по национальным вопросам, следует принимать во внимание ряд факторов, оказывающих значительное влияние на ситуацию в целом. Во-первых, это современное экономическое, политическое, социальное состояние населения, и во-вторых, культурно-исторические, национальные традиции, уклад жизни, поведенческие паттерны и модели общения. Политическая неопределенность, потеря привычного (достаточно высокого прежде) материального благосостояния и  социального статуса, вынужденная безработица и отсутствие перспектив изменения такого положения приводит людей к психологической нестабильности, потере мотивации  активной деятельности, безнадежности и нежеланию долгосрочного планирования своей жизни.

С другой стороны, национальные традиции межличностных отношений не позволяют открыто выражать чувства, традиционно не поощряемые или обсуждать ситуации, понижающие общественную оценку самого человека, а, следовательно, членов его семьи и родственников.  Еще одной проблемой настоящего времени является явное противоречие между старшим поколением (от 40 лет и больше), чье становление прошло в благоприятный социально-экономический период  и базировалось на плавной преемственности национальных традиций и молодыми, повзрослевшими во время политической и социальной неопределенности и отрицающими, по большей части, жесткие ограничения на личную свободу и пренебрегающими традиционными нормами поведения.

Следует отметить еще одну характерную особенность работы психолога в этом регионе. При успешном ходе консультативного процесса и особенно его завершении клиенты стремятся перевести психотерапевтические отношения в личные. Что с одной стороны, отражает традиционное выражение благодарности и гостеприимства, а с другой стороны, престижность поддерживания личных контактовс известным приезжим специалистом. Задача психолога в данной ситуации весьма не простая – каждый раз следует выбирать некоторую позицию, удерживающую баланс между доверием и открытостьюотношений с клиентом и необходимой для работы дистанцией.

Вследствие всего изложенного, несмотря на огромную потребность в психотерапии в этом регионе,  оказывается весьма затруднительно проводить обычную вербальную консультативную работу.Как правило, люди испытывают трудности в открытом выражении своих потребностей, чувств, отношений с другими, особенно если это старшие родственники. И конечно, самую сложную группу клиентов составляют женщины, подвергавшиеся насилию, особенно сексуальному, что былоне редкостью во время военных действий.

Шесть лет регулярной практической консультативной  и  лекционной работы на Северном Кавказе позволили создать  и успешно применять комплексную методику психологической поддержки женщин, испытывающих эмоциональные трудности в настоящем, вследствие перенесенных ранее  психотравм.

Методика включает групповую и индивидуальную работу.  При этом в формировании группы следует учитывать ряд особенностей, с которыми при работе в больших городах России обычно не приходитсясталкиваться. Большое значение имеет материальный и социальный статус женщины, обычно известный  или легко читаемый другими.  Он определяет самооценку, авторитетность и соответственно, влияние на других.  Задачей ведущего при этом является создание равных условий для самовыражения всех участниц.  В групповых занятиях обсуждаются общие вопросы, ценностные установки, традиционное и личное отношение к таким понятиям как чувство вины, долг, мораль, общественное мнение, месть и другим. Большое значение имеет то, что иной взгляд на подобные вопросы рождается в процессе обсуждения между самими членами группы, обладавшими ранее общепринятым стереотипным отношением к предмету.

Как уже говорилось, здесь очень сильно влияние общественного мнения, подчинение личных чувств ожидаемому образцу и, если в группе есть лидер, которого можно стимулировать выработать и  объявить свое нетрадиционное отношение к предмету обсуждения, то это будет «позволением» остальным либо присоединиться, либо искать что-то свое, новое для себя и говорить об этом. Как правило, участницы групп не склонны обсуждать личный травмоопыт  в рамках групповой работы. Этому есть несколько причин: такие как неуверенность в сохранении конфиденциальности информации (это не в национальных традициях); страх эмоциональной реакции и нарушения личного пространства  другими членами группы;  опасение оценочных суждений,  непроявленность связи сегодняшних проблем с прошлым и другие. Эти затруднения в значительной мере снижаются  при индивидуальном консультировании, но устойчивый практический результат в решении личностных проблем настоящего времени, как правило, возможен только при снятии эмоционального  напряжения прошлого опыта насилия, воспоминания о котором резко травматичны.  Именно в такой ситуации невербальные методы выражения чувств, проективные способы описания своих состояний позволяют наиболее экологично подойти к эмоционально заряженной зоне и в зависимости от готовности и структуры клиента работать с ней в разных техниках снятия напряжения.

Арт-терапевтические методы – рисунок, инсталляция, пластическая композиция оказались очень эффективными в описанных ситуациях. Правда, в процессе создания методики пришлось отказаться от групповой практики изготовления работ из-за значительной соревновательности, стремления к внешней декоративности, «красивости»  и получению одобрения от других участниц группы и ведущего в ущерб эмоциональному содержанию. Работы, выполненные на индивидуальных сессиях,в технике спонтанного рисунка и рисунка-экспромта обладают значительно меньшей сюжетностью,  детализацией, прорисованостью, чем сделанные в группе, но с точки зрения глубины отражения внутреннего состояния, не случайности и значимости каждого элемента такие работы являются богатейшим материалом. Значительный интерес представляет динамика изменения характера рисунков одного автора по мере проработки проблемы – позиционирование на листе,  высветление цвета, большая целостность композиции, позитивная эмоциональная окраска.
Устойчивые закономерности проявились в изображении женщинами, перенесшими насилие, собственной фигуры.  Как правило, независимо от реальных пропорций, рисунок не отражает половой принадлежности – это плоская схематичная фигурка, возможно с прерывистым контуром в области шеи, талии, бедер или с перекрытой какими-то предметами областью гениталий. При этом, если на рисунке есть другие женщины, они изображены «правильно», с выраженными вторичными половыми признаками и открытой фигурой. Если при завершении консультирования в последней работе автор рисует себя, то это уже совсем другое изображение — открытое, с уверенным контуром, женственное, что отражает внутренние изменения отношения к себе, к своему телу, своей роли.

В качестве иллюстрации рассмотрим  случай с Р., женщиной 29 лет, не работавшей последние 3 года, находившейся на иждивении родителей, с выраженной зависимостью от приема транквилизаторов. Именно с этой проблемой она и обратилась к психологу.

Личная история Р. весьма драматична – в возрасте 18 лет она подверглась групповому изнасилованию во время вооруженного конфликта. Этот факт был известен. Родители сумели отправить Р. в Москву, где она прожила 6 лет: сначала у родственников, потом снимала жилье, имела длительные близкие отношения с мужчиной, после разрыва которых по его инициативе (женитьба), вернулась к родителям.

Вначале ей было трудно решиться на участие в группе из-за утраченного опыта социализации и низкого общественного статуса, привлекательной же явилась возможность творческой работы, к которой Р. имела склонность. Ее способность к визуализации во время медитаций, интересные для других взгляды, самостоятельное мышление позволили утвердиться и почувствовать себя комфортно в группе. Вначале индивидуальной арт-терапии Р. сделала несколько рисунков, первый из которых она назвала «Печаль» (Рис.1).

Image

На нем изображение заката солнца смещено в верхнюю часть листа и выполнено практически двумя цветами – красным и черным. Линия горизонта разорвана и выполнена на разных уровнях, общий характер линий – резкая, размашистая штриховка с особенно сильным нажимом на черном цвете.Тема не задавалась,  рисунок  после длительного размышления был сделан очень быстро, энергично, даже агрессивно. Энергия возрастала по мере выполнения работы и достигла максимума на последнем элементе – черном небе.  На вопрос что она чувствует, когда смотрит на рисунок, Р. ответила, что это ощущение темноты, напряжение ожидания, когда погаснет последний свет, злость оттого, что это никак не изменить. При этом было явно видно изменение вегетативных реакций – темп и глубина дыхания, цвет кожных покровов, темп и тембр речи. После вопроса о том, действительно ли рисунок называется «Печаль», Р. ответила, что это скорее злость и быстро сделала еще один – резкие, частые  диагональные штрихи по всему листу черным мелком. После обсуждения чувств, ощущений, цветового и смыслового содержания рисунков их деталей,  взаимного расположения элементов Р. решила порвать второй рисунок. Относительно первого она сказала, что это ее история: половинка солнца – это граница«до войны и после». Черное небо над всем изображением оттого, что теперь она не помнит, что значит быть счастливой, беззаботной, радостной, не может это почувствовать даже вспоминая о детстве.

На первых сессиях Р. не упоминала о пережитом насилии, но после ряда других рисунков она вернулась к первому и сказала, что красная половина солнца – это боль и стыд. Отсутствие изображения ниже линии горизонта вызвано нежеланием видеть связь между теми событиями и собой в нынешней жизни.

Задачей консультативной работы на начальном этапе было, во-первых, создание ситуации осознания травматического опыта, подавляемого и отрицаемого Р. как части личной истории и, во-вторых, локализацация во времени  и пространстве чувств, связанных с ним, которые у Р.  генерализовались на всю предшествующую и последующую жизнь.

Третий рисунок  Р. назвала «Радость» — это изображение головы девушки с распущенными волосами и закрытыми глазами, у нее намечены плечи и угадывается часть правой руки (Рис.2).

Image

Сначала Р. воспользовалась голубым карандашом и  нарисовала голову, но затем взяла черный и полностью повторила контур головы за исключением носа, губи подбородка, которые остались чуть намеченными, и добавила черным плечи, руку, воротник. Слева от головы видны 11 мелких голубых окружностей и полуокружностей, а справа 5 точек.

Свои чувства от рисунка, названного «Радость»  Р. описала как покой и пустоту,«когда никого не видишь и ничего не чувствуешь и это радость». О выражении лица девушки Р. сказала: «Ей хорошо, как будто она спит или умерла». В процессе работы обсуждались вопросы о том, кого не хочется видеть и что не хочется чувствовать. При этом образ девушки и ее чувства были диссоциированы.Было уделено внимание и числу элементов –11 (количество лет со времени пережитого насилия) и 5 (период после возвращения из Москвы). Причем значение цифры 5 не вызвало затруднений, а число 11 было идентифицировано значительно позднее.Шаг к ассоциации образа девушки был сделан через аналогию с ее состоянием и состоянием самой Р. при приеме транквилизаторов. После этого Р. захотела вернуться к первому рисунку и дала толкование изображению солнца.

На пятой сессии, после серии рисунков произошла ассоциация травматического опыта,  Р. позволила себе испытывать естественные при этом чувства и осознать, что жизнь больше, чем пережитая трагедия.На последней сессии был выполнен еще один рисунок. Это изображение женской фигуры и дерева.Девушка правой рукой обнимает ствол дерева, растущего на островке, окруженном водой. В рисунке использованы два цвета – синий и зеленый. Изображение смещено в левую часть листа. Фигура прорисована полностью и включена в общую композицию с названием «День» (Рис.3).

Image

Думаю, что здесь можно не обсуждать изображение дерева, так как этому символу посвящено много работ и здесь не было больших расхождений с ними.  При обсуждении чувства, вызванного  рисунком в целом, Р. сказала, что это надежда.
В завершении сессии Р. сообщила, что хочет возобновить занятия французским языком, которым занималась раньше, уже нашла преподавателя и собирается пойти работать.

Видимые результаты дает арт-терапевтическая работа при психосоматических проблемах. Представляет интерес случай  А., девочки 14 лет с тяжелой формой нейродермита, которым она страдала с рождения.Особенно сильно он был выражен на лицеи кистях рук, покрытых сплошной лимфатической коркой. Мать девочки,врач-терапевт испробовала все доступные ей традиционные и нетрадиционные методы лечения без получения устойчивых результатов. На первой сессии А. была настроена весьма агрессивно, выказывая смесь недоверия очередной новой методике и надежды на улучшение своего состояния.

Вербальное консультирование было нецелесообразно, так как каждый вопрос заставлял девочку вздрагивать, она давала односложные ответы и выглядела очень напряженной. Предложение порисовать сначала вызвало сомнение, но после разглядывания мандал и обсуждения этой техники работы с подсознанием и чувствами, А. решила попробовать выполнить свою работу. Это была композиция в круге с преимущественно серым и фиолетовым цветом. Элементы рисунка, несмотря на границу-окружность, носят резкий угловатый и зигзагообразный характер и направлены внутрь,к центру. Контур окружности не плавный, а дрожащий, волнистый. А. описала свои чувства, как желание жить одной, но тут же добавила, что больше всего боится того, что может что-нибудь случиться с мамой. В дальнейшей работе постоянно присутствовали подобные проявления внутреннего конфликта – болезненное отношение к людям и желание быть на виду, стать актрисой; потребность в общении, со сверстниками и страх сближения, уход в инфантильные фантазии, истории о дружбе с эльфами;понимание значения роли отчима в семье и эмоциональная нетерпимость к нему.

В процессе рисования и обсуждения рисунков А. почувствовала интерес, доверие и желание работать дальше. Одна из медитаций перед работой дала образ ручья, покрытого льдом и засыпанного толстым слоем рыхлого, бугристого снега. А.сказала, что у нее не получится передать это на бумаге. На вопрос:«А что может получиться на бумаге?» она ответила: «Ручей, который освободился ото льда и снегаи свободно течет, чистый и голубой». Она сделала этот рисунок, работа над ним сопровождалась сильными чувствами, обсуждение явно показывало глубокую ассоциированность с образом чистого, свободного ручья. На вопрос,  как может замерзший ручей стать таким чистым, А. ответила: «Наверное,он должен очень поверить, что сможет…»
После четырех сессий и особенно после работы с образом ручья состояние кожи А. явно качественно изменилось. Практически ушла лимфатическая корка,  лицо стало гладким, с розовой новой кожей, осталось только небольшая отечность. Состояние рук тоже  значительно улучшилось.

Данные случаи из практики применения арт-терапевтических техник для работы с тяжелыми психотравмами и психосоматическими расстройствами описаны для того, чтобы показать эффективность этого подхода там, где использование вербальных методов потребовало бы значительного времени и усилий для преодоления страха или сопротивления клиента. Особенно это касается ситуаций, когда чувства, вызываемые проблемой, нестерпимо болезненны или настолько подавлены, что не осознаются как причина происходящего с человеком в настоящем.  Хотя именно они могут определять его эмоциональное и соматическое состояние.

Благодаря  символическому проявлению конструктов бессознательного становится возможным их осознание и трансформация на уровне символа, что в свою очередь инициирует процесс глубоких внутренних изменений и движение к большей целостности и сущностной реализованности личности.

ЛИТЕРАТУРА

  • Грегг М. Ферс. Тайный мир рисунка. Европейский дом, С. Пб., 2000
  • Линда Гантт. Арт-терапевтическое исследование. Питер, С. Пб., 2001
  • Доминик Сенс. Арт-терапевтическая студия как инструмент социальной интеграции. С. Пб., Питер, 2001